Рассылки Subscribe.Ru
Научные методы организации и ведения бизнеса.
Подписаться письмом
Поздравляю Вас с
Контакты: Skype - forwardbiznes, Mail.ru - SmittWesson, E-mail - company@list.ru

Пробковое покрытие wicanders parket-stop.ru.

Предисловие
Обращение к читателю
Существует ли пустота
ПЯТАЯ СУЩНОСТЬ
Вместо пустоты
Родословная эфира
Ответ ко всем задачам
Величие и падение эфира
НИЧТО И НЕЧТО
Над "морем Дирака"
За океаном - океан
Простота сложности и сложность простоты
Все силы мира
Меняющийся вакуум
Законы и запреты
Математика для физики
Плодоносящая пустота
Что и вакууму не под силу
Вокруг нейтрино
Физическая лаборатория в толще океана
Удивляясь собственным победам
Эфир и вакуум: общее и разное
НИЧТО И ВСЁ
Ничто и всё
За «морем Дирака», или «Все есть ничто»?
Холст и краски
Всё есть вакуум?
На полях картины мира
Ждите великих открытий
Вместо заключения

Великому голландцу Христиану Гюйгенсу эфир был нужен по абсолютно научным соображениям: как среда, по которой идут световые волны. Теория света Ньютона в такой среде нуждалась меньше, а то и вовсе не нуждалась, поскольку свет представлял собой, по мнению Ньютона, частицы, корпускулы, которые могли ведь лететь и через пустоту. Но уже если свет — волны, то что-то непременно должно волноваться, полагал Гюйгенс.

Рассуждал он примерно так.

Стоит поместить самый обыкновенный колокольчик под стеклянный колпак, из-под которого выкачан воздух, чтобы металлический язычок бился о металлические бока безо всякого эффекта для наблюдателя, склонившегося над этим небольшим устройством. Звук нуждается в среде, переносящей его волны. То же самое, представлялось, можно сказать и о свете. Только волны звука в воздухе связаны с тем, что последовательно сужаются и расширяются воздушные слои; эфир же, несущий свет, по Гюйгенсу, абсолютно несжимаем, его частицы передают все свое движение соседним. В результате скорость света должна быть бесконечной.

Гюйгенс пишет: «...Нет такой вещи в обычном смысле слова, такого тела, которое двигалось бы от Солнца к Земле или от видимого объекта к глазу, а есть состояние, движение, возмущение, которые были сначала в одном месте, затем в другом». Эфир, по его мнению, заполняет и пространство между элементами обычной материи — это объясняло прозрачность некоторых веществ.

И для многих других ученых XVII—XVIII веков эфир часто — излюбленный предмет рассуждений; богом они в отличие от Ньютона его все-таки не считают, но делают причиной множества природных явлений.

Представитель голландско-германско-швейцарского семейства Бернулли (семейства, давшего столько ученых, что после их имен и сейчас ставят римские цифры, как у монархов) Яков I Бернулли полагал, что объяснить тяготение может лишь эфир — тонкая упругая жидкость. Она находится не только между телами, но и в них; именно эфирная жидкость делает твердые тела такими, каковы они есть, поскольку она, пронизывая их поры, противостоит внешнему давлению.

Иоганн Бернулли, другой видный представитель той же семьи, объяснял действием эфира и такое явление, как упругость: эфирные вихри, постоянно стремящиеся раздвинуть твердые частички тела, препятствуют попыткам изменить его форму.

Под понятие «эфир» в ту пору подводилось все, что, как мы знаем теперь, вызывается гравитационными и электромагнитными силами. Но поскольку другие фундаментальные силы мира до возникновения атомной физики практически не изучали, то с помощью эфира брались объяснять любое явление и любой процесс. Слишком большая тяжесть ложилась, слишком широкие задачи возлагались на Аристотелеву пятую сущность. Даже реальное вещество не могло бы оправдать такие надежды и в конце концов разочаровало бы исследователей.

Иногда за эфир принимали просто-напросто самый обыкновенный земной воздух. Советский историк науки В. П. Зубов отмечает, что до XVII века в старой физике и медицине воздух «наделялся большинством функций позднейшего эфира». Инерция мышления сделала такое представление распространенным вопреки Ньютону и Гюйгенсу и в XVIII веке. Во всяком случае знаменитая французская энциклопедия, великий свод знаний, составленный в середине этого столетия, в статье «Воздух» сообщала: «Доктор Гук полагает, что это (воздух. — Р. Я.) есть не что иное, как эфир, или жидкая и активная материя, разлитая по всему пространству небесных областей...»

Конечно, тут только исторический курьез, показывающий, до какой степени иногда энциклопедия может отстать от науки своего времени. Однако курьез этот хорошо иллюстрирует, как трудно было разобраться в том, что же все-таки представляет собой эфир.

В науке теория Гюйгенса дала понятию эфира по-настоящему новую жизнь. До такой степени новую, что в множестве позднейших научных трудов термин «эфир» употреблялся по большей части с непременным эпитетом «светоносный» или «световой». И входил этот эфир в XVII столетии и почти до самого конца XVIII века в странную троицу тогдашней науки, был наравне с теплородом и флогистоном одной из трех невидимых, ненаблюдаемых и невесомых жидкостей, придуманных для объяснения великого множества природных явлений — от теплоты до горения, от света до тяготения. Собственно, придумано было «невесомых» куда больше, чем три; просто эта троица была самой значимой, самой важной для понимания мира.

Под ударами идей и опытов Ломоносова, Лавуазье, Лапласа и других физиков и химиков невесомые жидкости и подобные им вещества уходили из учебников в книги по истории науки. Однако с эфиром этого тогда не произошло. И не могло пока еще произойти! Физика и химия нашли эксперименты, которыми можно было проверить гипотезы о флогистоне и теплороде, для эфира же таких доступных тогдашней опытной технике экспериментов не было еще даже предложено. А то, что нельзя проверить, может только приниматься или не приниматься на веру.

Каждое новое достижение в волновой теории света заставляло наделять эфир все новыми и новыми свойствами. Это — с одной стороны, а с другой — не было и экспериментов, которые позволили бы отрицать существование эфира.

Постепенно, однако, объяснения световых явлений на основе эфирной гипотезы стали выглядеть все более искусственными.

Когда англичанин Томас Юнг и француз Огюстен Френель пришли к выводу, что свет представляет собой колебания не продольные, а поперечные, им было трудно осмыслить результат как реальный: колебания-то происходили «для них» в эфирной жидкости, а свойства жидкости мало подходят для колебаний такого рода...


Перейти к странице №   0    1    2    3   4    5    6    
Рассылка 'Бизнес + наука = успех !'